Front

о радости

Везде, конечно, есть свои радости.
Например, здесь я могу развешивать белье на веревке в саду. Довольно мало вещей в мире я люблю больше, чем развешивать белье на уличной веревке.
Или вот закончила вычитывать редактуру в час ночи, все откомментировала, нашла еще пару повторов, отправила. Хвалю себя. Ну какая, думаю, молодец! Завтра можно встать пораньше утром и взяться за вычитку кивающей девочки! Вот какая молодец вообще.
Но также думаю, что все-таки пошлю лесом кивающую девочку и буду вычитывать ее в Москве и дома. Мне нужен этот выходной. От любых текстов.
А так еще вот радость, что осталось немного вердехо. Пойду налью себе бокальчик, выпью за свое психическое здоровье.
Front

аааыыы

Девочка Ива доморгалась и доглоталась, но главное, все в книжке докивались до дурацкого финала. Вы не поверите, как мне хочется подчеркнуть все nodd в тексте синеньким и отправить автору. И оранжевым -- to seem. И розавиньким - what looked like. И чОрным написать, что читатель - не тупая скотина, что не надо ему каждый раз разжевывать, что это за стол на куриных ножках - он один в книге, мы поняли уже, аааааа. И красным выделить выражение to her surprise, чтоб у нее пятна поплыли перед глазами.

Но вот истинная трагедия. Перевожу благодарности. И оказывается, у текста аж ДВА редактора. И автор такая: ах, я бы никогда не написала такую замечательную книжку без вашей помощи. Рили? То есть это вот ПОСЛЕ редактуры? Что ж за ужас творился там изначально?! Потому что даже в идиотских благодарностях два раза в соседних предложениях -- incredibly. Друг под другом. Бедный, бедный английский язык.

И очень, очень трагическое завершение моей ламентации. Оказывается, это не конец. Ааааааааааааааааааааааааааааааааа. Единственная надежда, что издательство четвертую часть не купило.

UPD. Три, три инкредибла.
UPD2. Четыре
Front

(no subject)

Я выбираю окружение со специфическим чувством юмора.
Взять Уота Элза. Я так распланировала свои несколько дней в Ставрополе, чтобы допереводить книжку, которую не перевела в бешеном июне. Это означало немножко бешеного июля, то есть примерно все время работать, а потом работать еще немножко, но теоретически я успевала. И вот сегодня доперевела предпоследнюю дозу, осталось на завтра десять страниц. И я такая думаю: блин, может, будет один свободный день перед отъездом, и я погуляю просто так, а не чтобы разгрузить бабушку!

И что вы думаете. Приходит сегодня - сегодня, Карл! - письмо из другого издательства про другую книжку, мол, вот пришла редактура, очень желательно до конца недели просмотреть, закрыть вопросы.  Ыыыыы. Свободный день теперь так и проведу.

Уот Элз угорает. Сколько ему лет вообще? Дебильный какой-то подростковый юморок.
Front

качественное погружение в Древнюю Грецию недорого

Гуляли по городу, Ефим паркурил, благо тут городской ландшафт располагает. Неудачно где-то спрыгнул, заболела пятка. Подходит ко мне:
- Мама, пятка очень болит.
Я посмотрела, выношу вердикт:
- Ну ушиб, наверно, заживет, никто еще от пятки не помирал.
Ефим:
- А Ахиллес?!
🤣
Front

лето

Отправлю себе послание в будущее лето: надо сделать перерыв, это не твое место.
Еще два года назад писала: "Это очень тяжело - сопрягать в быту две разные системы ценностей. Три, на самом деле. И твоя - самая фриковая." Ничего не изменилось, здесь по-прежнему это самое тяжелое. То есть да, можно переводить под виноградом и т.д., но напряг перевешивает.

***
Впервые за очень много лет меня не тянет пуститься в большое путшествие. Это вообще нечто невиданное. Потому что дорога для меня - это источник ресурса, а не трата его. И что мне не хочется в дорогу, говорит либо о совсем уж запредельной усталости (но вроде нет, бывало хуже), либо о чем-то, что меняется внутри меня. Попкорн, попкорн.

***
Опять я не знаю ничего дальше нескольких часов. Стройный план почти до конца июля трещит по швам. Вместе с моей вожделенной неделей пустоты. Ну, рушащиеся планы - это мы видали. Это мы умеем, практикуем, но блин, конкретно в этой области уже не любим.

***
Опять же два года назад почти день в день я писала в Архызе: "Мы читаем с Филом "Однажды в ноябре", и я - при все том, что я НЕ Снусмумрик, - чувствую себя как он: внимание осталось, а любопытство ушло. Позволяю времени течь, как ему хочется."

***
Как-то на Острове в Эгегейском море подумала, что это лето там и свершилось. Все.
Front

про баланс

Вот тут я писала в сентябре про свое нехорошее состояние и в частности: "На самом деле, я дико устала. Совершенно не было у меня никакого толкового лета - чтобы отдохнуть как-то полноценно, а не полдня тут и полдня еще через месяц. Ни телом, ни мозгами. Четыре дня Домбая - вот и все мое лето. И в осень с четырьмя работами влетела я на этом потрепанном помеле. И тут еще всякое."

И знаете, сломалась я только в пятницу 25 июня следующего года, доделав все, что должна была. Нет, не все, конечно. Только одно важное.

Collapse )
Front

(no subject)

Делаю ставки: меня спасет джинсовый комбинезон, мечта моя с детства. Если не это, то я не знаю.
Front

(no subject)

А еще снится мне сегодня какая-то странная лавстори, в каком-то условном восточноевропейском городке, в духе Уэса Андерсона. Не помню, что там было, но под утро я сижу в какой-то повозке и прощаюсь с объектом чувств - видимо, точно не помню. И произношу такая:
- Несбывшаяся любовь - это тоже прекрасно.
А он мне отвечает:
- Эта любовь сбылась.

Сон был хороший, душевный, почему не вышло ничего - хз. Наверно, потому, что так иногда правильно.
Front

(no subject)

Девочка Ива снова моргает. А у меня снова глазик дергается. Ну что бы автор/ке чему-нибудь научиться к третьей книжке! Не тут-то было. Просто в этой части героиня в меньшей степени сглатывает, зато в большей степени кивает. А редактора или нет, или он в депрессии или запое, потому что вот буквально:
"Ива кивнула.
-- Бла-бла-бла.
Твист кивнула.
-- Другое бла-бла."
Я не шучу. Через строчку. Я перестала выдумывать, чем это заменить, и стала тупо пропускать. Клеймите меня плохим переводчиком.

Поэтому, конечно, я адски прокрастинирую. Сегодня сделала то, что планировала сделать в предыдущую субботу. В субботу сделала четверговую норму, а потом пила рислинг на заливе, и было мне плевать. Список дел огромен. Не знаю, как бы я справлялась, если бы еще Филипп. Честно говоря, и без него непонятно, как справлюсь, но как-нибудь справлюсь точно.

Старшая деточка, которая было расслабилась и просветлилась после сдачи всех экзаменов, внезапно вся опять в страданиях. Частично страдания даже оправданы, по крайней мере, понять я ее могу.

Средняя деточка меня откровенно тревожит. Я не знаю, с какой стороны заходить и куды бечь с тем, что происходит, но мальчика своего не узнаю.

Младшая деточка ест черешню ведрами в Ставрополе, и все мы ей, то есть ему, дружно завидуем. Все хотят чтоб черешня ведрами, но не всем положено.

Сказка про белого бычка продолжается, несмотря на внезапные немотивированные акты красоты от нескольких людей. Если коротко, то основной долг  я заплатила. Пришли широкодушевные люди и сказали - слышь, камон. И я услышала, и теперь буду отдавать просто им, а не вотэтовсе. Но у вотэтоговсего тянется хвост. Теперь на меня повесили исполнительский сбор! Опять бодаться. И возможно в суд. Потому что хрен ли! Карты еще даже не разблокировали, а уже новый платеж. Шансы такие себе, но я попробую.

Ем сирень где только найду. И может быть, может быть, у меня все-таки будет неделя прекрасной пустоты этим летом.