frontvolk (frontvolk) wrote,
frontvolk
frontvolk

еще раз, но уже внятно

Вообще, я не фанатка балета. То есть, по мне, этот жанр - по крайней мере, классический балет, - сводит искусство к слишком большому количеству правил и условностей, так что за ними несколько теряется смысл.
Мне кажется, там слишком мало места для искренности и свободы, без которых искусство уже не то.
Но я, конечно, сущий дилетант, ничего в этом не понимаю, хотя протанцевала сколько-то лет сама, даже на пуантах - было дело.
Думаю, что когда танцует гений, то там есть и свобода, и искренность, и все прочие необходимые составляющие искусства. Но во многих случаях все это слишком сильно напоминает этакий балетный парад-алле. А вот гляньте-ка, как мы умеем. Я не люблю демонстрацию технических возможностей ради демонстрации технических возможностей. 
Я видела шемякинского "Щелкунчика" лет 7 или 8 назад, и, по-моему, он больше соответствует моим вкусам, чем классический, которого мы смотрели вчера. И Адасинский в роли Дроссельмейера был там прекрасен в том числе своей полной неуместностью на сугубо классической сцене. Это как-то знаете, разбавляло и освежало.
Если бы я увидела вчерашний спектакль лет 8-12 назад, я, скорее всего, изошла бы на сарказм по поводу всех этих нелепых париков, деланых жестов и общей розовой гаммы происходящего.
Я бы заметила, что даже солисты временами спотыкаются.
Третья часть показалась бы мне чистой воды демонстрацией технических возможностей. Это же удивительно, насколько там  даже парные танцы Маши и Щелкунчика лишены чувства и смысла и наполнены техническими выкрутасами. Под ту музыку хочется летать, а там сплошные стойки. Впрочем, так показалось мне и сейчас. И детям тоже, потому что, если в первых двух актах было действие, было напряжение, то третий подкачал, дети зазевали, стали охать и вопрошать родителей "когда это закончится". Нет, Кира не вопрошала про конец. Но пока длились все эти испанские, китайские и прочие танцы, она без конца шептала мне: "Мама, а где же МАША?" Ребенок смотрит в корень: коллизия с Машей внезапно прервалась и обернулась странным, на детский взгляд (и мой тоже), набором отдельных номеров. Ребенку просто непонятно, куда девалась нить повествования. Музыка, правда, извиняет многое. Но вообще-то она и сама по себе хороша. И еще я вот подумала сейчас, что финальная глава у Гофмана мне тоже не нравится, там столько сладости и приторности, что, на мой вкус, это просто невыносимо - хочется соленый огурец и пресной воды.
К Чайковскому я отношусь очень хорошо! Он гений, безусловно. При этом он не "мой" композитор, если вы понимаете, о чем я толкую.

Так вот. Несмотря на все это.
Когда мы вошли в зал Мариинки, я поняла, что прямо сейчас буду плакать. Уже на этой стадии все было невыносимо прекрасно, даже то, что я вообще-то не люблю - позолота, излишняя роскошь, красный бархат, - а потом, когда зазвучал оркестр, все эти контрабасы и гобои, альты и арфы... стало и вовсе... Розовая гамма как раз пришлась очень кстати, чего уж тут. Все эти свечки, елки, снежинки, дети...
Лет 6 или 7 я не была в Мариинском театре.
Симфонические концерты, драматические театры и прочие вечерние мероприятия стали частью жизни ДО детей. В Эрмитаже я вот не плачу, ибо мы туда все-таки регулярно ходим.

Это просто голод.
Счастье - это же поспать, когда долго не спал, поесть, когда очень голоден, попить, когда испытываешь жажду, обнять любимого человека, когда долго не видел.
После многолетней голодовки на меня буквально обрушилось это чудо, вот нервишки-то и сдали. Можно, - конечно, можно, - слушать записи симфонической музыки и смотреть видео, но это все не то. Когда звучит живой оркестр, это не просто ноты, это еще какие-то вибрации, которые проникают непосредственно в спинной мозг. И вот их еще никто записывать не научился.

Кира. Я доподлинно не знаю, как она восприняла свой первый балет. Два первых акта не сводила глаз со сцены. В антрактах ходила на цыпочках. К оркестровой яме подходили, но она очень волновалась за наши места, и мы шли обратно. Купили программку, читала ей либретто. Она строго отмечала все несоответствия сказке Гофмана, которую я: а) рассказала ей непосредственно в новогоднюю ночь; б) читала по главам каждый день до спектакля. Плюс к этому под Вальс цветов моя девица на своих танцах разучивает танец принцесс. Плюс к этому на новогоднем открытом уроке в музыкалке мы слушали Танец снежинок, там где детский хор. В общем, получилось стройно. Любимые персонажи двеочки - да, вы угадали: Маша, Маша-Принцесса и Принц. (Мои, кстати, - Дроссельмейер и дедушка, единственный, кто внес какой-то юмор в бесконечную возвышенность и пафос). Я думаю, что она впечатлилась. Я надеюсь, и по некоторым признакам не зря, что она это тоже восприняла как волшебство.
Tags: Кира, музыка, театр
Subscribe

  • (no subject)

    Никак не могу наесться. И хочется красного, землистого, североитальянского. По всему видно, осень.

  • (no subject)

    В этот летний сезон у меня случилось два странных случая. Один произошел на Ладоге. Ефим пускал ножичек на берегу, и ножичек внезапно и необъяснимо…

  • (no subject)

    Дофаминовая система хитрая, чтобы не сказать хитрожопая. Я уже чуть не неделю бьюсь с этим новым учебным форматом и только впадаю во все большую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments