frontvolk (frontvolk) wrote,
frontvolk
frontvolk

Как я уже сообщала, внезапно космос распорядился дать мне два выходных. Целых два дня на одиночество. И это очень правильно и вовремя, потому что я как раз уже понимала, что исчерпала весь свой внутренний ресурс, и меня просто ни на что не хватает. Это у меня лечится одиночеством.

Первые полдня я отдала репетиции, что само по себе прекрасно: репетиции всегда и безусловно меня подзаряжают. А потом мне надо было решить - что? нет, не так - ЧТО?  Что именно я сделаю, такая вся предоставленная сама себе. Во-первых, я сразу решила, что я НЕ буду делать. Я не буду торопиться. Мне не нужно спешить укладывать детей, спасать счастливого отца, отпускать бэбиситтера. Во-вторых, сразу стало ясно, что надо идити в кино. Причем, не просто в кино - а в Дом Кино.

Я думала, буду плакать, как в Мариинке этой зимой. От соприкосновения с прекрасным. А то все эти судорожные набеги на окрестные кинотеатры... Я столько лет не была в Доме кино,  и столько лет до того ходила почти исключительно в Дом кино. В общем, вы поняли. Я пришла после репетиции домой и села выбирать сеансы. Дилемма выглядела так: пойти сейчас же вечером или завтра днем? И ответ тоже пришел быстро: и сейчас, и завтра днем! 

Так что вчера я не спешила, я шла по центру города, нога за ногу, и думала примерно так: "Боже. Как я люблю этот город. Боже. Как я люблю этот город. Боже. Как я люблю его..." Такая вот развернутая и сложная концептуальная мысль. Еще я все время улыбалась, и люди на улице тоже улыбались, и было так много красивых лиц, и кривых чудесных улиц. И у меня было ощущение, что сердце мое поет какую-нибудь аллилуйю.

И сегодня я программу повторила: неспешные прогулки, с перерывами на два урока с двумя хорошими людьми, Дом кино, кафе (насмерть забытая тема - сидеть в кафе, сколько влезет, уйти тогда, когда захочется, а не когда настало суровое надо). Мне все очень понравилось в этой программе. Гулять. Улыбаться. Молчать. Смотреть. Созерцать. Думать. Слушать. Любить. Я впаду сейчас в пафос, но правда жизни заключается в том, что оба дня я ощущала такой приступ вселенской любви, какого давно не ощущала. Есть в этом какая-то красота - в том, что приступы вселенской любви случаются от очень разных вещей: от того, например, что у тебя есть дети, или от того, что ты вдруг остаешься на время один, без детей.

Фильмы, которые я посмотрела, были зеркальны: "Дирижер" - о том, что искусство не панацея, "У нас есть Папа" - о том, что вера не панацея. В первом из них человек искусства пробует в поисках облегчения участи припасть к вере, во втором человек веры уходит к искусству за силами. А в общем и то, и другое - о такой тяжелой работе, быть человеком.

"Дирижер" снят по теме, которая некогда сломала мой юношеский идеализм. Будучи подростком, я верила, что если человек, к примеру, музыкант, и играет, к примеру, Баха, то он априори не может быть, к примеру, подлецом и интриганом. Почему-то я решила, что само по себе искусство гарантирует чистоту души. А потом я прочитала "Альтиста Данилова", и у меня случился ужасный личностный кризис. Я просто болела, мне казалось, что те слоны и черепахи, на которых держался мир, обратились во прах. Моему миру не на чем стало держаться, он завис в пустоте. В то время волею судеб я участвовала в создании детских телепередач о музыке, и мне довелось брать интервью у скрипача Виктора Третьякова. В наивности своей я ужасно хотела с ним эту животрепещущую тему обсудить и задала вопрос в лоб: мол, способен ли музыкант, ежедневно соприкасающийся с прекрасным, быть непрекрасным человеком? И Виктор Третьяков в мудрости своей наотрез отказался со мной эту тему обсуждать. С одной большой иллюзией было покончено. Хотя обломки ее до сих пор разъедают мне душу время от времени.

Режиссер Павел Лунгин нравится мне все больше. Может быть, правда, еще и потому, что он сын Лилианны Зиновьевны Лунгиной. У меня летом случилось потрясение, когда я посмотрела "Подстрочник".

"Habemus Papam" - фильм очень грустный. По многим причинам. Там есть где посмеяться, но он все равно грустный. О бессилии и мужестве, о бесчисленных пропастях, разделяющих человека и людей, и в конечном итоге, мне кажется, о человечности. И о том, как важно ее хранить и оберегать. Мне не сформулировать сейчас никак, но оба фильма, абсолютно разные, для меня слились в одну аллилуйю тому, что, в конечном итоге, делает человека человеком - любви. Любви, которая рождает прощение, принятие, великодушие, силу в слабом и слабость в железном, которая приносит страдания и очищает, которая единственное мерило правды. Вот, я-таки не удержалась и впала в пафос... Пусть будет.

Tags: всяко-разно, кино, прописные истины
Subscribe

  • (no subject)

    Никак не могу наесться. И хочется красного, землистого, североитальянского. По всему видно, осень.

  • (no subject)

    В этот летний сезон у меня случилось два странных случая. Один произошел на Ладоге. Ефим пускал ножичек на берегу, и ножичек внезапно и необъяснимо…

  • (no subject)

    Дофаминовая система хитрая, чтобы не сказать хитрожопая. Я уже чуть не неделю бьюсь с этим новым учебным форматом и только впадаю во все большую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments