frontvolk (frontvolk) wrote,
frontvolk
frontvolk

Categories:
А теперь я соберусь с духом и напишу всё как есть про себя и про Киру. Это будут серьёзные разборки с собой, прежде всего. В общем, терапия на дому опять.


Факты. В начале учебного года мы возобновили все наши занятия с Кирой: музыкалку, танцы, английский. Потом по прихоти судьбы мы вырулили на спортивную гимнастику. В бесплатную секцию спортивной гимнастики при школе олимпийского резерва Киру взяли без вопросов. Она действительно на редкость ловкий ребенок. Кира ошалела от свалившегося на нее спортзала счастья, и когда я сказала, что теперь занятий получается многовато, и надо бы подсократить этот список, мы с ней сошлись на танцах. Тогда мне всё казалось логичным и правильным: действительно, при всей девочкиной ловкости, плстичность - это не её. Она мне ещё в прошлом году говорила, что ей больше всего на танцах нравится бегать. %/ Итак, у нас осталась музыка (теория и фо-но), английский с Алёной (который одновременно рисование, лепка, пальчиковые игры, скачки на скакалке и бог знает что еще) и гимнастика.

Кира жила от тренировки до тренировки. С музыкой как-то дело обстояло странно. Примерно после третьего занятия ребенок сообщил мне, что с трудом удерживался от слёз весь урок. Я стала осторожно выяснять, в чём тут дело, и выяснила, что преподаватель кричит. На минуточку, дети 5 лет получают в сентябре втык за то, что плохо поют. Я не стала впадать в истерику, сказала Кире, что у людей бывают плохие дни, и давай попробуем ещё раз. История повторилась. При этом у нас прошел урок по фортепьяно, и я на нём присутствовала. Преподаватель там была другая, милая, мягкая и т.д. А вот Кира! Моя дочь сидела на груде нот перед фортепьяно как столб, не побоюсь этого слова. Абсолютно деревянная, воплощенное напряжение. Прочитала стишок про скрипичный ключ, как она умеет - с выражением, четко. И снова - дерево. Ей тётя - это вот такт, это тактовая черта, а она не может запомнить ни слова, потому что я вижу у неё на лице одну думу: как бы не промахнуться, соответствовать, не ошибиться, не пасть лицом в салат в клавиши. Сквозь это рефрен не пробиться было ничему. И я поняла, что школа - она школа и есть. Даже когда она музыкальная и для дошкольников. И я поняла, что моя девочка, которую угораздило родиться у меня первой, гордо несёт знамя с начертанными на нём моими, в основном, но и поддержанными окуржающими амбициями. Несёт из последних сил и вот-вот рухнет вместе со знаменем.

Так уж вышло, что Кира с младенчества вынуждена была жить с навешенными на неё ожиданиями. Все во главе со мной всё время от неё чего-то ждали: сейчас она пойдёт раньше всех, потом она заговорит громче всех, потом она будет звездой балета, бегло читать на всех языках сразу, выиграет конкурс Чайковского, спортсменкой станет, комсомолкой, космонавтом... И не то чтобы во мне сидели какие-то амбиции насчет вундеркиндства, но уменя была такая серьёзная ПЛАНКА, которой Кира должна была соответствовать. И всякий раз, когда она не соответствовала, я её туда подгоняла - словами, действиями. И она долго велась. Она безропотно приняла на себя этот образ отличницы с драмкуржкомкружкомпофото в арсенале, и всячески старалась. Выглядело всё так, что ребёнок сам такой весь умный и подарок преподавателям. Типа она сама. Но это неправда. На танцы мы их приволокли с Егором, но если у Егора хватило ума и сил отстаивать свою самость, то Кира там прижилась, и даже, вроде, получала удовольствие. Но это был не её выбор. На английский я нагло напросилась. Я, а не она. С музыкой вышло так, что она действительно год назад очень просила уже отдать её в музыкалку. И я сдалась. Казалось бы - тут-то её выбор. Но в этом году выяснилось вот что:
- Я просто хочу петь и играть, чтобы быть как мама.
Вуаля. Я думаю, она с изумлением узнала, что я не закончила даже музыкальной школы. При этом ведь я в состоянии научить её азам нотной грамоты и просто петь с ней. Так что и музыкалка нужна была ей как способ приблизиться к маме, а не чтобы музицировать. И то сказать, особых в ней музыкальных талантов я до сих пор не обнаружила, поёт она обычно пол-фразы мимо тональности совершенно. И да, конечно! Конечно, это меня огорчало. Правда, не так уж сильно.

Короче говоря, из музыкалки я её забрала и сказала так: будет новая квартира, купим фоно. Если ты захочешь, я научу тебя нотам. Если ты захочешь учиться играть, я найду тебе преподавателя. Мы можем обойтись без школы. После этого надо было наблюдать, как из неё буквально видимо выходило напряжение, как она расслабилась и выпустила пар.

В этом месте нашей общей биографии я ругала себя последними словами за то, что не видела этого раньше, точнее, не признавалась себе: этого навязанного ей образа "всёмогу-вездеуспею", этого ритма жизни, который сводил с ума даже Ефима, не говоря уже об участвующей во всём Кире, этих постоянных "давайте скорее, мы сейчас опоздаем", этой суеты, этой экспансивности, которая присуща мне, но которую она, будучи, вероятно, другой, старательно копировала. Даже взрослые этого не выдерживают. Я вдруг поняла, что мне надо делать, как мне расслабить девочку, вернуть её к себе самой, забрать её от моих тараканов. Я поняла, что нам нужны неспешные прогулки по окрестным паркам, ограниченный круг близких друзей-детей, минимум езды на машине, много сидения дома и деланья разных не очень важных и совершенно не срочных дел. Даже если мы куда-то опаздывали, я совершала над собой усилие и детей не торопила.

Прошло некоторое время, и дочь перестала просыпаться со словами "какие у нас сегодня планы?". Теперь она просыпается и говорит "доброе утро, мамочка, я тебя люблю". Я поняла, что нам с ней нужно много заниматься девчачьими делами - шить, разбирать "сокровища", мастерить что-то, то есть всем тем, что я не умею делать. Вокруг неё полно мальчиков, и всего одна подружка, с которой она может разделить свои принцессишные страсти. А я так намеренно и демонстративно дистанцировалась от этой части её жизни: типа, ну я-то не такая, мне-то это всё не интересно, я-то в детстве была пацан пацаном. Я стала прикладывать ненавязчивые усилия в этой области. И пожалуйста, вчера ребёнок САМ уселся плести бусики. Давно подарили нам какой-то набор с макраме, и первые несколько вещей я делала по схеме, а теперь она сама, и у неё прекрасно получается без моей помощи. Я поняла, что мы тысячу лет не рисовали с детьми красками, аж даже мне самой захотелось. И мы теперь рисуем.

И вот практически развязка. Две недели назад за обедом Кира внезапно сообщила мне, что не хочет идти на гимнастику. К такому повороту событий я была не готова. Дитё обожало свой розовый гимнастальник, гордилось наклейками за все отличные кувырочки, стойки и т.д., рассказывало всем и каждому, как там у них а гимнастике, считало дни до следующей тренировки. В общем, ничто не предвещало. Попытки выяснить, в чем дело, привели к ничему. Гимнастика нравится, тренер нравится, никто не кричит, всё получается, но скучаю по маме. Хочется плакать, а никак. Я так поняла, что там в процессе тренировки бывают довольно напряженные моменты, которые она принимает близко к сердцу, и ей это напряжение опять же никак не сбросить - нет мамы. Хорошо, мы дали ей выдохнуть. Не пошли на две тренировки, потом пришли на третью. Я подошла к тернеру, поговорила, та подтвердила, что всё у неё получается, но в последнее время просится к маме. Я попросила отпустить, если запросит. И вижу: стоит моя девочка, моя маленькая девочка, и плачет, изо всех сил стараясь хотя бы не разрыдаться. В общем, оделись мы и пошли по своим делам.

Надо сказать, реакцией своей я до некоторой степени горжусь. Я всё это время, пока мы ехали домой, выдержала в дружественном молчании, хотя внутри у меня, конечно, было: и что она не научится так справляться с трудностями никогда, и что мы только что разорились на особую справку для гимнастики, и что она теперь бросила всё (заметьте - она и всё), и что теперь ей никогда ничему не научиться, и что хоть бы год-то можно было и проходить, и что так мы потакаем её слабостям, и что теперь её ловкость и спортивность пропадёт втуне и прочее в этом же советском духе. Мне вот, кажется, даже не говорили этого особо в детстве, но в воздухе витало, и я всё лезла из кожи вон, чтобы плясать-петь-зарабатывать золотую медаль. Я не хочу своим детям такого посыла от родителей - пойди и покажи, чего ты стоишь. Поэтому я заставила себя молчать, сказав только:
- Е.А. сказала, что если ты передумаешь, она возьмёт тебя в группу снова.
Прошла неделя, когда тренировок не было из-за соревнований, прошли соревнования, на которые мы сходили посмотреть с дидактическими целями. И вчера-сегодня Кира мне говорила, что на эту тренировку сходит. Но за два часа до честность победила, и она сказала мне:
- Я передумала. Я не хочу на гимнастику.
В этот раз, ввиду финальности вердикта, мы с Йошей оба покудахтали на тему "как же так, без труда не будет тебе больной спины и странной фигуры ничего не бывает", но, в конце концов, оба приняли это решение как свершившийся факт и намылилсь в театр, ведь теперь все вечера свободны от извоза девочки по драмкружкам.

Итого, у нас остался один английский, где ничего не надо доказывать, а можно просто играть. Я чувствую странное облегчение. Кира все эти годы била в одно место - в моё самолюбие, спроецированное на ребенка, в мои амбиции. Хорошо, пошла и заговорила она рано. Но потом: поёт она до сих пор, прямо скажем, не очень чисто (а я-то еще в садике солировала где только можно!), читать она умеет, но не хочет и не читает (то есть книжки страстно любит, но в моём исполнении), писать тем более (а я-то, а я-то в 4 года в библиотеку ходила, Гегеля читала в оригинале!), на английском куда медленнее соображает, чем Матвей (а я-то ей по-английски читала Поттера в самом грудном возрасте, чтоб с молоком матери впиталось!)... Зато она действительно супер-ловкая, супер-водоплавающая, зато она сама научилась как-то сложению (на тему математики у меня нет загона почему-то), зато она любит младенцев и бусики, и может немыслимым образом обвязать вокруг себя платок, сделав платье, и играет в куклы, и таких сегодня нарисовала гномов, что мне и не снилось никогда. Она предана семье и искренне считает её самым важным в жизни. Она справедлива, умеет сочувствовать, хранит мир. Она настоящая маленькая женщина. В отличие от меня.


Я надеюсь, что она-таки научила меня, бестолковую маму, что:
- она - не я
- она - не я в детстве
- она - не другие дети
- она - не воплощение моих подспудных ожиданий.
Я надеюсь, она научила меня принимать её такой, какой она хочет быть.
В практическом плане это выражается следующим образом: мы берём тайм-аут на этот год. Никаких больше драмкружков, пока она САМА этого не захочет. Действительно сама. Пока не будет готова. До тех пор мы будем всё делать вместе. И я очень её люблю.
Tags: Кира, истории, прописные истины
Subscribe

  • многабукф о преподавании

    Спасибо Наталье digital_geda за пинок. Я даже попробую по пунктам. 1. Просто это не моё дело. Я так чувствую. Я довольно много всякого…

  • (no subject)

    Я понимаю, что звёзды, полная луна, пмс и ещё разные химические эффекты сошлись в одной точке, но божемой, как хочется мне перестать заниматься не…

  • (no subject)

    Никак не могу наесться. И хочется красного, землистого, североитальянского. По всему видно, осень.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments

  • многабукф о преподавании

    Спасибо Наталье digital_geda за пинок. Я даже попробую по пунктам. 1. Просто это не моё дело. Я так чувствую. Я довольно много всякого…

  • (no subject)

    Я понимаю, что звёзды, полная луна, пмс и ещё разные химические эффекты сошлись в одной точке, но божемой, как хочется мне перестать заниматься не…

  • (no subject)

    Никак не могу наесться. И хочется красного, землистого, североитальянского. По всему видно, осень.