January 30th, 2011

Front

(no subject)

Когда затонул "Курск", я была в Англии, работала. И к нам на Folly Farm приехала в гости какая-то тетушка очередная. Узнав, что я из России, она принялась охать и ахать и потом спросила меня:
- What do you think?
И тогда я пожала плечами, потому что любые слова были бессмысленны и бесполезны, а просто сказать "it's terrible" означало бы только банальность и безразличие. И тогда она решила, что я плохо понимаю по-английски, и весь обед задавала мне вопросы, медленно и тщательно произнося слова и подбирая простые фразы. Сара очень хохотала потом, когда тетушка свалила.

Так вот. В последнее время я чувствую потребность помолчать о том, что происходит. 

***
Загибается, а возможно, уже загнулось мое денежное дерево, которому Бог знает сколько лет, потому как только у меня оно живет 12, а мне оно досталось вполне себе зрелым экземпляром. Стараюсь не впасть в суеверие и не думать, что это означает наш финансовый крах. Наотрывала от него маленьких веточек, попробую из них что-нибудь вырастить.

***
Кира болела. Ефим тоже. Кира жестко - 2 дня, и до сих пор хрюкает. Ефим - один день ровно (кстати, вообще впервые). Вот тебе и разница в иммунитете. Пока Кира валялась бревнышком в постели, Ефим обнаружил новые таланты, а именно: ныть и висеть на маме. Мучаюсь вопросом: как это выносят матери, у которых один ребенок с года до двух? Ведь когда он один, он делает это все время! Кира не в счет. Она была странным ребенком в этом возрасте: с ней можно было часами читать книжки, собирать пазлы, рисовать мелками, строить что-нибудь и вообще всяким конструктивом заниматься. Ефиму все надоедает через 10 минут. Ему нравится только одно - играть с сестрой. А если сестра его не занимает, то он висит на мне. Это ужас, конечно.

***
На две недели заменяю свою подружку, уехавшую домой в Новосибирск, работаю курьером в салоне тайского массажа: развожу подарочные сертификаты. По факту получается, что большую часть работы делает Йоша, а я так, на подхвате. Не представляла себе масштабов цветения этого бизнеса. Ну и узнала заодно, где находится жопа мира переулок Челиева и Штурманская улица. Некоторые доставки пришлось делать с детьми. я чувствовала, что у клиентов происходит такая внутренняя борьба: с одной стороны, они видят нечто странное - курьер с двумя малолетними детишками, это же что-то невиданное, и им хочется спросить - как так вышло-то; а с другой стороны - это же не человек, это курьер, то есть попросту существо-функция, и как у него вообще могут быть дети?! Никто так и не спросил.

***
Ко мне приехала вышитая моей мамой в 17 лет картина - девушка с кувшином. Большая. Крестиком. Когда еще не было ни схем готовых, ни наборов ниток. я собираюсь хранить ее и передавать по наследству, как и сундук моей прабабушки, привезенный из глухой архангельской деревни, который живет и здравствует у нас на кухне.