December 29th, 2012

Front

жалость

Я никогда не пишу о политике. По многим причинам. И сейчас я напишу тоже не о политике, а о том как далеко мне до психической устойчивости людей будущего.

То, за что они проголосовали и что они подписали, - гадко, подло, мерзко и низко. И от этого, конечно, очень стыдно. Не им, вероятно. А многим другим людям - очень стыдно. Но не стыд душит меня и одновременно разрывает изнутри.

Всё во мне содрогается от острейшей жалости. К детям, которые не смогут, как мои дети, крикнуть "мам, дай мне голодной водички" и "мам, смотри как я научилась - это ж целая медаль по гимнастике", потому что никакой "мам" фигурировать в их жизни не будет.

Я знаю, что это не конструктивно, что это ничего не меняет, что лучше бы я пошла и что-то сделала для отказников, что от моей жалости никому не тепло и не холодно. Как человек, совершенно не склонный к истерикам, я довольно редко впадаю в такие состояния и вообще умею чуть-чуть держать под контролем свои эмоции. Но я ничего не могу с собой поделать. Мне отчаянно жалко этих детей. Это не ведёт у меня к истерике. Это напрямую ведёт к депрессии, когда хочется ничего не слышать, не знать, отвернуться к стенке и не ведать, что этот мир вообще есть.

Я только что прочитала "Час Быка" Ивана Ефремова. Если вы вдруг не помните, то он сталкивал в романе две цивилизации: земную, вышедшую из "инферно", и людскую же, но всё ещё пребывающую в "инферно" на далёкой планете Торманс. Так вот, с этой экспедицией на Тормансе происходит, в частности, следующая метаморфоза: её участники начинают испытывать ужасную жалость к народу Торманса, тёмному, забитому, погребенному под тоннами лжи, бедствующему, на каждом ходу унижаемому и т.д. Ну что мне вам рассказывать, если мы с вами и живем на этом Тормансе. Так вот, люди новой Земли, в психике которых жалость вообще не фигурировала в земной прекрасной жизни (поводов не было), при виде сотен и тысяч человеческих жизней, которые перемалываются жестокой олигархической махиной Торманса, обнаруживают в себе с изумлением это архаическое чувство - жалость. И они от этого чувства мучаются. С непривычки.

Вот я думаю теперь: час Быка, он же час демона - это самый тёмный и страшный час ночи. Но самое тёмное время, как известно, перед рассветом. И вот я робко интересуюсь: а мы на нашем Тормансе приехали уже к часу Быка? То есть имеет ли смысл надеяться на рассвет? Или это ещё вечерние цветочки, а ночь только впереди? И в нашем инферно ещё имеются непройденные круги?

Так или иначе, у меня из головы не идут, по крайней мере, эти 46 детей, документы на усыновление которых уже готовы. То есть, абстрагируясь от эмоций, было бы логично их-то отпустить, опять же и государственной казне меньше содержать неудобных убогих. Но с логикой всё плохо на Тормансе. Вот тут собираются подписи под, как всегда, обращением к царю-батюшке по этому поводу: отпустите детей в семьи. Мне лично не слишком близок тон обращения, все эти "милосердия" и "православия", но это всё равно. Если пиарщики решат, что можно сыграть в милосердного царя, то пусть его. Лишь бы они уехали, эти дети, с этого Торманса.