January 9th, 2013

Front

о мире и плохих новостях

Сегодня, увы, опять пришли не самые лучшие новости. Но я ощущаю ситуацию по-другому: всё-таки светлеет уже не в 11, а где-то ближе к 10.30, високосье закруглилось, и сил больше, в том числе душевных.

Перед самым НГ было как-то чрезмерно мрачно, как сегодня выразилась подруга - "какое-то царство Сатаны, проникающее в поры". И бороться с этим было трудно. Но под самый вечер 31 мне вдруг посветлело, полегчало и у меня отлегло. И сам праздник прошёл на удивление славно - мирно, радостно, спокойно, тепло. Потом я ударилась в каперуситную деятельность, а это в моей жизни фактор неизменно исцеляющий. Был дивный вечер 5 января в кругу коллег-музыкантов, наше первое выступление новым полным составом. Я была накачана радостью до краёв, хватило и на следующий день.

На следующий день крестили одну мою близкую знакомую младеницу. В светлой, чистой, простой и непритязательной финской церкви на Большой Конюшенной. Младеница была вся в белом, её мама выглядела как Мадонна, её брат расцвёл в улыбке, увидев мою дочь, её отец... это вообще отдельная тема. И люди собрались красивые, и звучал орган и финский язык - всё одно музыка. Меня поразил обряд - всё тем же: простотой, светом, человечностью. (По правде говоря, крестины Киры, которые мы затеяли от отчаяния, я до сих пор вспоминаю с содроганием.) Священник трогательно вытер капельку воды с младенческой мордочки и улыбнулся. От крёстных не требовалось ничего, кроме быть рядом. Это тоже меня поразило, потому что ведь лучше метафоры не придумаешь. Кира танцевала под гимны. В церкви оказалась прямо настоящая крипта с правильным сводчатым потолком, где мы пили чай, и ели пироги, и смеялись, а двое шестилеток умчались носиться вдвоём, совершенно счастливые. И в этом было так много честного, человеческого, светлого и радостного - во всём. На фотографиях у меня сияющие глаза и улыбка до ушей. Совсем как на сцене. И соль рассказа в том, что крёстная младеницы - я.

И так продолжалось вплоть до сегодняшнего вечера, до не самых лучших новостей. Но я чувствую, что этот заряд радости так просто не испепелить. Я смотрю на ситуацию по-другому. Самое интересное, что новости могли бы быть моими уже в середине декабря, и результатом была бы зашкаливающая тревога. Сейчас я могу всё принимать поспокойнее.
Front

(no subject)

Ещё я всё думаю, что прошлый год с самого начала учил меня: люди бывают
разными прямо всерьёз, по-настоящему. То есть ты с ними будешь говорить,
как бушмен с парижанином, и с тем же примерно результатом.
Ничего-ничегошеньки словами не разрулить в случае такой межкультурной
коммуникации. И это надо принять. И даже надо попробовать перестать
видеть в этом зло. Я весь год старалась.

Мне, вообще-то, нелегко даются не-действия. Типа научиться не лезть ко всем беременным с
советами насчёт облегчения младенчество-материнства было тяжеловато. Но я
научилась. Я больше не причиняю добро, а только отвечаю на вопросы. И почти не лезу к детям со своим видением того, как всё должно быть.

Но теперь такая тяжёлая для меня дилемма: спасать или не спасать? держать из последних сил
или просто быть рядом, принимая все решения человека, даже глубоко
неправильные, с моей точки зрения? Не могу понять пока: это мне всё туда
же - перестать считать свою точку зрения мерилом правильности? но когда
цена так высока, может быть, надо наоборот - бороться изо всех сил,
помочь человеку выкарабкаться и обрести иной угол зрения?

Я всё понимаю, что люди проживают собственную судьбу и ты её особо не поменяешь сознательно. То есть приходить этаким дядей с топором и говорить "щас я вам всё лишнее отрублю и новое приставлю" - это дохлый номер. Но у меня же имеются и контраргументы: вот мне судьба до сих пор дарит новых прекрасных людей, и они влияют на мою жизнь, правда, они пришли без топора. То есть я ещё недавно искренне полагала, что новых близких людей уже больше никогда не будет, хорошо, что есть старые близкие люди. Но мне как хорошо ведшей себя девочке приносят под ёлку всё новые подарочки. Я за них очень благодарна. Но что делать с дилеммой - ума не приложу.