February 7th, 2013

Front

(no subject)

У меня серьёзная проблема лингвистического свойства. Закончив аццкого Незнайку, мы с детьми начали читать "Пеппи Длинныйчулок". За один день - полкниги, это вам не дурацкий Солнечный город. Однако, оказалось, что книжка, которая у меня есть - это новый перевод Людмилы Брауде, в котором Пеппи - Пиппи. Решение переименовать исходную шведскую Пиппи в Пеппи некогда приняла Лилианна Лунгина, бесконечно мною уважаемая. И я её понимаю. То есть мне кажется, что в данном случае это было очень оправдано.

Однако вот мы имеем новый перевод и предисловие к нему от лица переводчика: мол, так и так, на самом-то деле привычная всем Пеппи- это Пиппи. И всё бы ничего, но там есть такая фраза: "Так будете называть её и вы". И никаких гвоздей. Меня покоробило.

Убейте меня, но я читаю этот очень хороший перевод, везде используя "Пеппи". Пожалуйста, скажите мне: это мой консервативный мозг не даёт принять новое прочтение? Или в самом деле, лёгкое изменение оригинала здесь было более чем уместно?

Я, вообще, за здоровый баланс. Вот, один из героев моих научных интересов очень давно в русской традиции назывался Оливер Кромвель. Ясно, что он Кромуэлл, но традиция есть традиция! Или тот же Фродо. Мне нравится фамилия Торбинс. Мне нравится название  Торба-на-Круче. Потому что просто трансляция русскому читателю Бэггинса и Бэгэнда даёт всё равно не такой круглый хоббитский эффект, хотя бы даже и в фонетическом смысле. Про переводы имён в "Поттере" я молчу: большая часть из них не выдерживает никакой критики, но СнеГыГы - это просто переводческое фиаско, я считаю.

То есть, у меня нет никаких твёрдых принципов по поводу перевода имён в иноязычных книгах, в каждом конкретном случае надо чувствовать, что там требуется.

И мой язык не поворачивается произносить "Пиппи". А вы что думаете?