October 12th, 2014

Front

про Киру

Я вообще не склонна драматизировать что бы то ни было, и считаю, что если мама и ребёнок нормально себя чувствуют в ситуации временной разлуки, то всё хорошо. Но вот к концу первой недели врозь с дочкой я стала чувствовать, что в том месте души, где у меня Кира, появилась такая дырка, маленькая, но гнетущая. Да ещё Ефим подливает масла в огонь, рассказывая мне ежедневно, как он скучает без сестры. Каждый вечер мы созваниваемся, и я намеренно не сливаю своих скучательных эмоций в сторону ребёнка, потому как, по моим наблюдениям, это только усугубляет скучательные эжмоции всех. То есть мы болтаем, делимся впечталениями, она мне рассказывает, как провела день. Я вижу, что действительно накатывает на неё только по вечерам, когда устала. Дни у неё такие насыщенные, что скучать некогда. У Йоши тоже, как он мне честно сказал, так что по мне там никто не скучает. :)

Так вот. Я всё думаю: КАК я могла заставить Шмитта уехать на две недели в Ирландию без неё, когда ей не было даже 4 лет?!
Front

про Филиппа

Годовалый человек уже не младенец. Особенно когда он уже ходит вовсю и без конца трендит (мне кажется, нам тут уже поведан эпос целый, но мы не бум-бум). И немножко жалко, что младенческая беспомощность так быстро пролетает, но зато ответная реакция на твои действия становится совершенно феерической местами. Так я уже узнала, как он будет реагировать на то, что что-то происходит не по воле его зубейшества, а именно: валиться на пол и верещать. Мне всегда было интересно, что бы я стала делать с таким ребёнком, если бы мне его выдали. Или вот например, когда ты берёшь его на руки и обнимаешь - он обнимает тебя в ответ. Крепко. Приходится прощать всё.
Front

про Ефима

Про Ефима я с некоторых пор всё больше понимаю. Например, до меня, наконец, дошло, что он пресловутый чувствительный ребёнок. Я всегда занала, что он чувствителен к недостатку сна и количеству людей. Но на самом деле, он чувствителен ко всему. Поэтому мир ему нужен мягкий и пушистый, пок он растёт и крепчает. Я ведь вижу, что в тех местах, где он вырос и окреп - всё путём.
Неудивительно, что сейчас у него форменный психоз: он вырван из привычной среды, у него нет товарищей по привычным играм, нет любимых книжек и игрушек, на которых он может подолгу зависать, в доме разгром, я и бабушка большую часть времени заняты увеличением хаоса под предлогом его последующего уменьшения, тут телевизор с безумными этими компьютерными чудовищами, даже у меня взрывается мозг от них... По нескольку раз на дню вывожу его из истерик. Очень устаёт. Чувствует себя нормально только тогда, когда мы гуляем или - правильно - играем в уно. Ну и читаем, конечно. Стал именно здесь очень искренне говорить спасибо и прости.

Ещё я про него поняла, что он как Йоша в смысле зависания: если что-то проникло в него, это надолго. Будь в его жизни компьютерные игры, он не вылезал бы из них. А так он зависает в настольных. Стал мастером уно. Когда Йоша привёз ему из Англии настольнуюб игру "морской бой", я жила в режиме помыла посуду-морскойбой-развесила бельё-морскойбой-поставила кошке рыбу-морскойбой и тэдэ. Он просто не мог думать ни о чём другом. Как и Йоше, ему надо дать это первое время переболеть, иначе зависнет ещё хуже. И очень надо следить за тем, где он зависает, потому что в этом смысле никакого инстинкта самосохранения пока.

Его всё время надо напитывать: кормить его, слушать его, обнимать его, заниматься с ним, отвечать ему, гулять с ним, читать ему, играть с ним. Тогда, напитанный, он на какое-то время может уйти  пампасы и там, так сказать, развиваться на всю катушку.

Хорошо, что образовательные эксперименты мы проводим на психически-железобетонной Кире. Уже сейчас мне ясно, что как раз Кира прижилась бы и внормальной школе, зато Ефимочка - идеальный клиент для всех школьных неврозов. Его нельзя торопить, нельзя ругать, нельзя сравнивать и пинать, нельзя переключать с занятия на занятие слишком часто, нельзя подолгу держать среди большого количества людей... Так что с его школьной судьбой как раз дело ясное.
Front

про хорошее

На самом деле, в моей сегодняшней ситуации много и хорошего.
Например, есть надежда, что я здесь в последний раз.
Или: луч солнца, присланный из Гатчины, дошёл. В деревне Гадюкино перестал лить дождь, и небо было очень живописно, хотя мне по-прежнему непонятно, что из этого - тучи, а что - дым из заводских труб. Мы много гуляли Ефим катался на лошадях.
Фыфча душка, что спит в коляске; пока он спал, я намотала много км с плейером в ушах - вот и подзарядка.
Меня таки греет, чтог я здесь выполняю сейчас очень важную роль, ловлю, можно сказать, падающих в пропасть. Также борюсь - и успешно - с необоснованным плюшкинством. Хлам, нажитый непосильным трудомза 39 лет, выносится на помойку мешками. Что можно - продаём, что можно - раздаём.
Арбуз сладкий, мужик не обманул.
Соавтор прислал мне новый прекрасный текст.
Я купила себе за смешные деньги две рубашечки дивной красоты.
Завтра иду встречаться с эльфийской девой, стрельну книжек. А то наши все упакованы в коробки.
Какие-то запчасти для машины уже в Питере. Это никак не приближает момент готовности ея,  ибо нужны ВСЕ запчасти, но как-то всё же греет.
Хорошо, что сейчас не ноябрь, например, а октябрь. Всё-таки осенние деревья способны утешить кого-угодно, почти как воздушные шарики. А деревьев тут есть.
Front

про книжку

Из плохого: вчера закончилась книжка, которую я взяла с собой. По странному стечению обстоятельств, книжку мне тоже некогда подсунул Арт-директор. Прям везде пролез. В общем, читать мне нечего до завтра, поэтому чукча писатель сегодня. Расскажу вам про книжку.

Карин Калверт "Дети в доме", исследование детства на территории будущих и уже свершившихся Штатов, с 17 до начала 20 века. Очень хорошая книжка, но я  бы не рекомендовала читать её впечатлительным и беременным, а также молодым матерям, ещё не заматеревшим на ниве материнства.

Collapse )