June 21st, 2018

Front

(no subject)

Гугл-календарь отматывает один за другим пустые дни. Я невольно думаю: а вот сейчас по моему прекрасному плану мы были бы в Татрах, в Сербии, на месте... Ну ок, от плана я отказалась уже. Уже я сшила обещанный плащ, помогла зашить батут, выкорчевала четыре пня, отдала все дела-долги. Но похоже, надо еще отдать какой-то кармический долг. Или, например, перестать верить в то, что кто-то где-то заинтересован сделать работу хорошо и в срок. И контролировать, и ругаться, отстаивать свои права и вотэтовсе, что я не умею. На худой конец - перестать предполагать, что кому-то есть дело до твоих раскладов. Настоящий момент, конечно, всегда такой какой есть. Принятие действительности, да. Но значит ли это, что надо мириться с тотальным распиз...ством? Но у нас же если не миришься, то воюешь. А я не воюю. Не вояка совсем.
В общем, подприкрыло меня сегодня, холодно, мокро и одиноко. Алена не дает мне впасть в мировую скорбь: то лопату даст, то пилу, то кисточку. Быть занятым, конечно, хорошее средство от хандры . Но хочется все равно того, чего у меня нет. И не предвидится. Ну ок, значит, снова - лопата, машинка, пылесос, и избавляться от желаний. И от планов. И от ожиданий. И от веры в людей. Главное, в процессе не избавиться от жизни. Чтоб не вышло как у героя наших Иллюзий. Музыка не пишется в этой маете, кстати, тоже. Но та, что уже написана - помогает.

Front

(no subject)

И на ночь поговорить с астрами - помогает. Их у меня восемь выживших у В. и сколько-то на клумбе возле дома. Проверю завтра. Одна совсем собиралась умереть, я уж простилась и отпустила. А через несколько дней вижу - свежий зеленый листочек торчит из пожухлых и мертвых. Радовалась как дитя: все же жизнь сильнее, чем чертзнаетчто. Вроде большие, взрослые люди. Одна с астрами разговаривает, другая над розой сломанной горюет. А потому что.