October 19th, 2018

Front

выпуск пара

А сегодня отличный просто сон мне снился. В некоем месте, которое очень уж напоминало один северный кусок Польши, я отчего-то оказалась одна и зачем-то взяла автобус - без спросу. Села за руль и поехала одна на нем, кататься, значит. Большой такой, туристический. Белый. Но в какой-то момент дорога в Зеленогорск (?) оказалась пешеходной и мне пришлось поворачивать в город, который был определенно датско-словацким. Там меня тормознул полицейский с дочкой. Он зашел в салон и попросил документы, и тут до меня дошло, что прав нужной категории у меня нет, автобус я фактически угнала, страховки тоже нет, короче, не выходит каменный цветок. Тогда я легла спать. Во сне я спала, уткнувшись носом в покрывало, и чувствовала при этом, что полицейский так на меня участливо смотрит и решает, что будить не будет. Потом он положил мне под щеку записку и ушел. В записке было что-то очень приятное, поэтому я отогнала автобус обратно и вернулась в город пешком, написав ему, что мне негде переночевать. И тут будильник. Эх.

***
Что бы я там ни бухтела, а позвучать полноформатно, а не с одной гитаркой - это наркота. Оказалось, что все-таки определенный уровень нашего звучания уже не пропьешь. И слова, в основном, помню. Хоть и не абсолютно все.

***
Примерно раз в две недели западаю на какую-нибудь песню Poets of the Fall. Преимущественно из-за тембра ихненского вокалиста. И они поэты, да, хотя их тематика - совершенно не релевантная фигня про like morning dew love will come again to you. Ну да, ну да.

***
Вчера мне позвонил свидетель той самой аварии: спросить, как дела; сказать, что он обеспокоен тем, что дед валит все на меня, дескать, я ехала на красный; сообщить, что он будет защищать меня столько, сколько понадобится - придет на все очные ставки, суды и прочее. Я чуть не расплакалась. Чужой вроде человек, а вот. Я так-то вытеснила из сознания всю эту историю, пока само ничего не происходит. А тут мне снова пришлось ее вспомнить. И что - на том же проспекте, только на другом светофоре еду на зеленый, и какой-то, прости Господи, идиот прется через дорогу. Ну в этот раз у меня был обзор и возможность остановиться, но в ту же секунду я обнаружила себя яростно гудящей еще, еще и еще. Мне хотелось догнать его, взять за грудки и трясти до тех пор, пока бы до него не дошло, чем чреват этот сраный героизм. С трудом я себя успокоила, а думала, что в этом вопросе уже достигла некоей тишины и просветеления. Ага.

Потом до репетиция я наматывала круги по линиям Васьки, шурша листьями под Poets of the Fall, дышала, дышала, утишала себя внутри. Думала вот эту мысль: "Когда сокрытое обнаруживается, оказывается, что миф - это предпоследнее, а безмолвие - последнее слово. В тот момент, когда душа уходит в сокрытое, дальше - тишина". (С) Джозеф Кемпбелл. И это так, хотя мне ведомы лишь отдаленные проблески великого безмолвия.

***
А утром снова шарахнула жизнь с другой стороны, как водится, откуда не ждали. И моего дзена уже достаточно, чтобы не реагировать сразу, отдышаться, увидеть ситуацию сверху и отделить мух от котлет, но егео даже близко не хвататет на то, чтобы смириться с ней и оставить как есть, не переживая, не выясняя, не вовлекаясь эмоционально. Этот уровень вовлеченности в ненужные мне драмы вообще не устраивает меня ни разу, зачем же все это происходит?