frontvolk (frontvolk) wrote,
frontvolk
frontvolk

Это о Блокаде.

Дети в школе ездили на экскурсию. У нашей Алёны подробно написано тут, как всё было. Сегодня у друзей в гостях за столом продолжаем тему, вспоминаем, делимся, обсуждаем. Спрашиваю Егора, что ему запомнилось. Подумал и выдал:
- Надпись на входе. Камни, будьте стойки как люди.
Кира всё это обсуждение пытается не слушать или не слышать. Похоже, она хотела бы быть эскаписткой. Так мне и сказала:
- Я бы хотела никогда этого не слышать.
Я её, кстати, понимаю. У меня тоже так бывает. Это такая трагическая тема, что ей тяжело, видимо, вместить её в свой практически безоблачный мир. Не вмещается. Приходится расширять его. Вклинилась между нашими репликами со своей:
- Ну ПОЧЕМУ в мире бывают войны?!
У меня нет внятного ответа на этот вопрос.

Алёна задала детям выучить по стиху о Блокаде к понедельнику. Я вчера сидела, шерстила Интернет в поисках чего-то, что было бы ей понятно. Пока читала, конечно, сама поплакала. Потом, когда читала ей вслух, опять - с трудом, потому что ком в горле. Но кое-что меня поразило саму. Когда говорят про блокадную поэзию, первой, конечно же, всплывает Ольга Берггольц. Я её вчера почитала тщательно, потому что незадолго до этого по какому-то другому поводу ещё читала её и о ней. И вот у неё, среди всего прочего, среди ненависти, злости, страданий, страха, печали, боли, вместе с "обугленным сердцем" и "беззаветной силой" есть - радость. Во многих стихах. То есть вот, казалось бы, можно себе представить - надежду там, к примеру, мужество, стойкость, сочувствие, человечность. Но - радость?! И всё же:

Мне сегодня радостно до боли,
я сама не знаю - отчего.
Дышит сердце небывалой волей,
силою расцвета своего.

Знаю, смерти нет: не подкрадется,
не задушит медленно она, -
просто жизнь сверкнет и оборвется,
точно песней полная струна.

Или:

В грязи, во мраке, в голоде, в печали,
где смерть, как тень тащилась по пятам,
такими мы счастливыми бывали,
такой свободой бурною дышали,
что внуки позавидовали б нам.


Потом я пошла читать дальше и встретила у Давида Самойлова:

И все же были такие минуты,
Когда, головой упав на мешок,
Думал, что именно так почему-то
Жить особенно хорошо.

И ясно мне все без лишних вопросов,
И правильно все и просто вокруг.


Вот. Мы, внуки, в наши сытые и тёплые времена имеем основания завидовать: нам не видать той ясности без лишних вопросов. Всё сложно вокруг. И кто нам враг, на борьбу с которым мы могли бы встать так же и выдержать мрак, голод и печаль...

Мне очень НАДО, чтобы  ещё у моих детей хотя бы сохранилась живой эта боль, чтобы для них это были не совсем преданья старины глубокой, чтобы это болело. Мой двоюродный дед погиб на Ленинградском фронте и похоронен на Пискарёвском кладбище. Оказалось, что и у Йоши есть родня, пережившая Блокаду. Семья моего деда была эвакуирована. Но даже и не в этом дело. Я не умею толком сказать, в чём. Просто чувствую, что мне НАДО.
Кира выбрала учить небольшой отрывок из Ольги Берггольц. Укладываемся спать, повторяем стих.
- Мама, ты мне ночью, когда я усну, почитай его, чтобы я запомнила во сне. Только второе ухо закрой одеялом, чтоб не вылетело.
Я так и сделала. Чтобы не вылетело.
Tags: Кира, дети, неудержимое внутри, школа
Subscribe

  • (no subject)

    Перевод мечется от ужасов Западного фронта и ирландских смертоубийств к флэпперам и золотой молодежи. Сегодня остановилась на рандомной фразе,…

  • (no subject)

    Кира, ходя по тропе в Сосновке до трамвая, дала имена деревьям. Ну какой ребенок мне достался.

  • (no subject)

    Самый михаиловый Михаил вышел сегодня у моей дочери. Таки дракон является в столь непредсказуемых обличиях, что оторопь берет. Думаю, Кира пережила…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments