Tags: перемена мест

Front

лето

Отправлю себе послание в будущее лето: надо сделать перерыв, это не твое место.
Еще два года назад писала: "Это очень тяжело - сопрягать в быту две разные системы ценностей. Три, на самом деле. И твоя - самая фриковая." Ничего не изменилось, здесь по-прежнему это самое тяжелое. То есть да, можно переводить под виноградом и т.д., но напряг перевешивает.

***
Впервые за очень много лет меня не тянет пуститься в большое путшествие. Это вообще нечто невиданное. Потому что дорога для меня - это источник ресурса, а не трата его. И что мне не хочется в дорогу, говорит либо о совсем уж запредельной усталости (но вроде нет, бывало хуже), либо о чем-то, что меняется внутри меня. Попкорн, попкорн.

***
Опять я не знаю ничего дальше нескольких часов. Стройный план почти до конца июля трещит по швам. Вместе с моей вожделенной неделей пустоты. Ну, рушащиеся планы - это мы видали. Это мы умеем, практикуем, но блин, конкретно в этой области уже не любим.

***
Опять же два года назад почти день в день я писала в Архызе: "Мы читаем с Филом "Однажды в ноябре", и я - при все том, что я НЕ Снусмумрик, - чувствую себя как он: внимание осталось, а любопытство ушло. Позволяю времени течь, как ему хочется."

***
Как-то на Острове в Эгегейском море подумала, что это лето там и свершилось. Все.
Front

про баланс

Вот тут я писала в сентябре про свое нехорошее состояние и в частности: "На самом деле, я дико устала. Совершенно не было у меня никакого толкового лета - чтобы отдохнуть как-то полноценно, а не полдня тут и полдня еще через месяц. Ни телом, ни мозгами. Четыре дня Домбая - вот и все мое лето. И в осень с четырьмя работами влетела я на этом потрепанном помеле. И тут еще всякое."

И знаете, сломалась я только в пятницу 25 июня следующего года, доделав все, что должна была. Нет, не все, конечно. Только одно важное.

Collapse )
Front

(no subject)

Вчера я поняла, в чем терапевтическая разница между морем и горами. Море - утИшает. Горы - проясняют. В результате ты все равно получаешь успокоенный ум, но успокоенный по-разному.
В горах нельзя себе позволить отвлекаться на эмоции, амбиции и какую-то иную хрень, потому что горы этого не прощают. Твой мозг сосредоточен на одном: ногу сюда, руку сюда, ещё шаг, и ещё. И в конце концов остаётся только действительно важное, и ты его видишь как горную вершину в чистом небе. Неважное отваливается само.
Вдоль моря можно долго брести, переваривая все ту же кашу в мозгу, крутя ее и так и сяк, но потом отдельные фрагменты этого радио постепенно заменяются на шурх-шурх, шурх-шурх... Ты приходишь к нему как стекло - кривое, битое, острыми углами торчишь во все стороны, норовишь порезать. А море такое тебя об камушки вжих-вжих, шурх-шурх, вжих-вжих... И вот уж и грани не режутся, и углы скруглились, и весь ты гладкий и матовый.


Front

(no subject)

Второе судебное заседание миновало опять без итогов. Другая сторона не пришла, ходатайствовала о переносе заседания. О чем, как выяснилось, не принято предупреждать никого.
Во всем этом есть, конечно, мощный плюс: я перестаю сильно нервничать от всего этого судилища. У меня так бывает с неприятными звонками в какой-нибудь там банк или страховую. Сначала я долго откладываю, потом все-таки невероятным усилием воли заставляю себя позвонить, потом оказывается, что до них хрен дозвонишься, и, набирая в сорок второй раз долбаный номер, перестаешь запариваться самой идеей неприятности звонка.
Чувствую, я скоро в этот суд буду ходить как в магазин. Так, видимо, и живут все эти адвокаты и прокуроры - не включаются. Ходят как в магазин. Один такой за дверью шумел что-то про компенсацию, экспертизу и правовой акт, вышел, звонит "привет, сынок, ну как ты? супу поел? грустно тебе? да, так бывает". Ну правда же, никакой нервной системы не хватит, если во все это включаться эмоциями.

Послезавтра я улетаю внезапно в Берлин. Кто хотел увидеть Нефертити и ворота Иштар, тот получил такую возможность. Если кто-то хочет что-то мне сказать про Берлин - я вся уши.

Ефим рассказал мне сегодня реально смешной анекдот, я считаю, это веха. До сих пор дети рассказывали мне исключительно те анекдоты, которые уже в детстве были не смешные.
Маленькая собачка видит баобаб и говорит:
- Это неописуемо!

Я не перестаю удивляться, до какой степени все происходит вовремя и как надо, если не насиловать ситуацию срочными решениями.

Кира перестала ходить в театралку. Тому были причины, несмотря на прекрасность театралки. Пока мы с ней это обсуждали, я все думала - ну до чего же здравомыслящий ребенок! На фоне наших ушедших вразнос мальчиков-подростков девочка у меня, конечно, подарочная. Мальчики, кстати, удивительно разнообразны в своем разносе. Я понимаю, что мне тоже достанется - или от девочки, но попозже, или от подрастающего мальчика, но пока, честно говоря, я родитель в шоколаде.

С одним мальчиком-подростком мы расстались на английской грамматике. Я давно понимала, что именно это и есть правильное решение, но ведь все должны были созреть. Хорошо, что у нас в Школеньке так можно. Мальчик будет сам по себе, а я не буду тем человеком, из-за которого он возненавидит английский язык. Вообще, я всю эту теплую зиму думаю, что в следующем году хочу максимально отказаться от преподавания и уйти в переводы, если срастется. С одной стороны, я так много нового узнала! Оказывается, когда Греция или Месопотамия по-настоящему случается с тобой в 40, а не в 18, это две большие разницы. Это как Толстой в 17 и 35 - совершенно разные люди! С другой стороны, ну какой из меня учитель? Никакой. А переводчик я, кажется, получаюсь норм.

А так моя жизнь хорошая. Вот так бац - и хорошая. Для разнообразия. Я все еще дергаюсь, что она может снова стать очень напряжной, но есть факторы, которые прямо прокачивают во мне мышцу не трепать себе нервы без повода. Просто благодарна, что все так, как есть.
Front

(no subject)

Из тотального недостатка средств, конечно, можно сделать увлекательную игру. Например: найди в магазе "Щетки-веники-помады-забубеники" нужные тебе штучЬки со всеми необходимыми фичами, но дешево! В норме я такое ненавижу, как и вообще магазины. А вот!
Милый Иржи очень меня радует своим расходом. Никогда еще я не водила такую экономичную машинку.
Сегодня мне вместо желанных денег прилетела еще работа на после Швейцарии. Такая... Лишь бы не бесплатная. А то вот книжки я пока, получается, бесплатно перевожу (да, я злюсь на издательство очень).
Фил запал на динозавров. Читаем про динозавров, играет в динозавров, строит их из лего, рисует. Первый палеозоолог в семье.
Кира сегодня после театралки делится историей из серии "Питер город маленький". В театралке в их группу из младшей перешла девочка, которая тоже учится в вальдорфской школе.
- Мама, - говорит дочь, - какое это счастье - пообщаться с человеком, которому не надо объяснять про эпохи и вот это все!
Пока они болтали по дороге к метро, выяснилось, что с девочкой в классе учится паренек, которого Кира узнала в Самаре. Так-то.
Еще Кира не любит марионеток. Они все кажутся ей страшными. И я ее понимаю, хотя вчера было весело (в Школеньку приезжал кукольник). Но я когда вижу клевых кукольников, восхищаюсь их искусством, а не куклами. В общем, я тоже не люблю кукол. Иррационально. У меня это немного сломалось на Дине, которую я под Алениным руководством шила Кире на четырехлетие, а в принципе - нет. У этого наверняка есть какое-то умное объяснение.
Счет до отъезда пошел на дни. Прогноз погоды взбесился, опять не понятно - в чем ехать и как жить. И опять надо в дни до отъезда запихать все невпихуемое.
Front

(no subject)

Весной нас сплотили похороны. Осенью - развал "Каперуситы". Мы стали встречаться просто так, а не по делу. Сидеть за столом, смеяться, вспоминать всякое, просто радоваться. Про "Каперуситу" решили, что она ушла странствовать.

***
Выяснилось, что в Швейцарии мы с Соней будем жить на даче - в шале в горах. Так хочется, чтобы кто-то спросил: и куда ты уезжаешь? А я такая: да на дачу. В Швейцарию.

***
Платье тоже синенькое. К нему нужна какая-то относительно вычурная бижутерия - бусики, в общем. Может есть у кого?

***
Наконец разобрала детскую одежду. Господи, какой это ужас... Мне кажется, я все время только раздаю и выкидываю, но она все равно аккумулируется. За полгода в коробочках успевает так размножиться, что просто трэш. Я снова раздаю, выкидываю, прореживаю, а она как сныть - прорастает и плодится. При этом у обоих старших совсем нет никакой обуви. Вообще. Одни резиновые сапоги на все про все.

***
Я не знаю, как залатать ежедневно расширяющуюся денежную дыру. Посчитала тут, сколько мне нужно только на весьма срочные и неизбежные нужды, - и это весь мой гонорар за прошлую книжку, который даже не пришел еще. И это только самое-самое. Жесть, жесть. Надо куда-то еще продаться. Или продать что-нибудь ненужное, жалко не сколотишь капитал из лишних футболок. Как обычно, именно в этот момент многие вещи начинают утекать за горизонт событий - лампочки, ботинки, колготки, тушь (это срочно! важно! как на даче в Швейцарии без туши, а?), кремы для рук и тому подобное.

***
Сегодня приходили к нам гости. Я уже не помню, почему, но в какой-то момент я стала спрашивать у всех пятерых присутствующих детей, что, по их мнению, значит слово "гейдельбергенсис". Варианты были разные, пока семилетняя Маша, вечно улыбающийся эльф, не сказала, глядя на Киру большими голубыми глазами:
- Это значит, что ваша мама очень странная?
Front

(no subject)

Итак, человек номер три, произведенный мной на свет, учится писать и читать буквы. Это всего лишь буквы, а трэш у меня уже начался, потому что он (человек, а не трэш) считает - на раз, а буквы - это для него какой-то космос. А для меня сноваздорово. Ни одного не родила я ребенка, который бы как я - научился сам читать. Изощренное испытание, Господи. С корнем "пыт". Какой-то жизненный урок я явно не усвоила.

В пятницу мы всей школенькой опять по-британски поперлись в Линдуловскую рощу - под проливным дождем. А потом, видимо, не усвовив и этот урок, я с Кирой и Филиппом поперлась в Нарву открывать Кирину визу. Под проливным дождем. Тоже было весело, мы зависли в волшебном нарвском секонде не без пользы. Даже Филиппу досталось - смешная ушанка. На сыре оказалось, что деньги кончились тотально. А следующий финасовый приход через десять дней. Ну что, и это уже было. Везли в обе стороны пссажиров бла-бла карных. А вперед еще подобрали под дождем насквозь промокшего дядьку, который, как выяснилось, едет из Украины в Осло - на перекладных. К моменту подбора он уже 40 минут торчал на остановке автобуса. В этом месте я всегда вспоминаю, какую диаметрально противоположную роль играл дождь в нашем автостопе: в России под дождем нас не брал никто, а в Европе дождь был гарантией, что уедем мгновенно.

Что я там писала про то, как научилась вовремя расслабляться и отдыхать? Ерунда, этот урок тоже еще осваивать и осваивать. Вот, например, сегодня вечером я внезапно поняла, что устала. Я всегда это понимаю, когда меня не хватает разруливать детские терки или нытье. Но ведь это уже срабатывает сигнализация, а до того - ничто не предвещает. И это только начало учебного года, и я пока не преподаю историю, а только английский и пение, и я укладываюсь в сроки с переводом, без всяких там ночных смен, и я вообще высыпаюсь, и мы все еще живем в доме! Что же будет в феврале... Ну, что-нибудь да будет. Не паникуй.

Опять же концерт. 4 октября мы играем презентацию альбома. С большой вероятностью, это последний концерт КР в нынешнем составе. Я не испытываю по этому поводу ничего, кроме усталости. В альбоме наши лучшие вещи, то, чем я реально горжусь: мы вернулись к тому, с чего когда-то начинали, к фэнтези-песням, на совершенно ином витке спирали и, соответственно, - на ином уровне. Если мы вообще были как-то предназначены и приспособлены для некоего месседжа, то он - в этом альбоме. Но я просто хочу скорее отыграть и взять паузу, скушать твикс. Что там будет после - непонятно. Оля уезжает, системообразующего процесса вроде этого самого альбома больше нет, и запала у меня тоже нет. Впервые в жизни, наверно. Короче, кто все никак не мог собраться - это последний шанс, видимо. Альбом, кстати, не готов. То есть мы уже утвердили пять треков из девяти, но зато из-за одного началась гражданская война среди олигархических группировок (демократию я в этот раз отменила нафиг). И то хорошо, а то меня уж начала настораживать та благостность, с которой все воспринимали записи. Директорат просто рыдал как в музее Кафки.

Или вот зубы. Свозила сегодня младшего отпрыска к нашему бессменному стоматологу. К счастью - совершенно бесплатно. А почему? А потому что все молочные зубы на выброс, коренные вот-вот повылезают пачками. У моих детей зубы вываливаются и вырастают сразу оптом. Так вот на снимке видно, что Филиппина аномалия, когда у него на нижней челюсти вместо нормальных четырех зубов между клыками было пять, распространяется и на коренные тоже. Человек-акула, чо.
- Значит, - говорит гордый Фил, - я не обычный человек.

А я наоборот. Чем дальше, тем больше чувствую себя очень обычным человеком.
Front

Summer moved on. Part 2.


После Ставрополя мы ехали в Москву (со сломанным кондиционером в машине и открытыми окнами, угадайте, как я была рада). В столице дети с бабушкой обходили московские умопомрачительные площадки и помрачались в уме. Хорошо заметно, как меня во многих местах попустило. Я совершенно не запарилась, что дети даже не съездили в центр посмотреть на Красную площадь и что там еще мастси. Ну его. Съездят еще. А я встречалась с дорогими друзьями и разбирала архив человека, умершего в марте. Домой в Питер в багажнике ехало несколько коробок бумаг и сумок книг.

Collapse )



Продолжение следующим летом.


Front

Summer moved on. Part 1.


Последний день лета – правильное время, чтобы написать об этом странном лете. Прошлое лето тоже было странное, оно учило меня отказываться от планов и не расстраиваться из-за ерунды, доверяя Мирозданию, и в итоге оказалось дивным, хоть и не простым. И я таки съездила куда хотела, и получила, что мне надо.
Это лето было не простым и совершенно бесплановым, где-то свиду даже бестолковым. Я постараюсь коротко.

Collapse )

И это было единственное место за все лето, когда я снимала не на телефон, а расчехлила нелюбимую камеру.
To be continued.

Front

чисто-просто

Визы на три года мне и мальчикам. Йо-хо! Кирины доки сдали сегодня.
***
Работы валятся на меня. Пропорционально работам валятся почему-то не деньги, а паника - как я буду с ними справляться? Это действиетльно непростой вопрос. Ибо я так хотела зарабатывать мозгами, что теперь возникает проблема - как разгрузить мозги? Все мои работы НЕ из серии "оттарабанил три часа и забыл". Или, если рассуждать в терминах вчерашнего прекрасного (как всегда) турнира, - "отстрелялся и забыл".
***
И трех дней в Питере не прошло, а я уже чувствую себя загнанной лошадью. Но обычно после отпуска у меня хватает еще инерционных тормозов, и я стараюсь не носиться везде стремительным домкратом, но потом все равно скатываюсь в это же. А тут и отпуск был такой странный, что, если бы не последние пять дней в санатории "Башня принцессы" (это я потом расскажу), то можно было бы счесть каникулы и вовсе не свершившимся.
***
И одного вечера в Питере не прошло, как руки снова сохнут, зудят и облезают. Таки это Питер.
***
И одного дня в Питере не прошло, а я уже с фингалом НАД глазом.
***
В общем-то, уже немного жду конца октября, когда у меня неделя единоличного отдыха. Торжественно клянусь себе не брать туда никакой работы. А только гулять, есть, пить и спать.